Friday, 27 January 2017

Проф. Ф. Скелл: дарвинизм бесполезен для экспериментальной биологии

Dr Philip Skell, Penn State University (1918-2010),
выдающийся американский биохимик,
известен своим вкладом в исследования
по антибиотикам с целью получения пенициллина,
"отец" карбеновой химии


 Приведу обширную цитату с последующим переводом на русский язык из:


 Dr Philip Skell, Why Do we invoke Darwin?: The Scientist, 2005, Aug. 29.

[...] Despite this and other difficulties, the modern form of Darwin's theory has been raised to its present high status because it's said to be the cornerstone of modern experimental biology. But is that correct? "While the great majority of biologists would probably agree with Theodosius Dobzhansky's dictum that 'nothing in biology makes sense except in the light of evolution,' most can conduct their work quite happily without particular reference to evolutionary ideas," A.S. Wilkins, editor of the journal BioEssays, wrote in 2000.1 "Evolution would appear to be the indispensable unifying idea and, at the same time, a highly superfluous one." I would tend to agree. Certainly, my own research with antibiotics during World War II received no guidance from insights provided by Darwinian evolution. Nor did Alexander Fleming's discovery of bacterial inhibition by penicillin. I recently asked more than 70 eminent researchers if they would have done their work differently if they had thought Darwin's theory was wrong. The responses were all the same: No. 

[...] 

Darwinian evolution – whatever its other virtues – does not provide a fruitful heuristic in experimental biology. This becomes especially clear when we compare it with a heuristic framework such as the atomic model, which opens up structural chemistry and leads to advances in the synthesis of a multitude of new molecules of practical benefit. None of this demonstrates that Darwinism is false. It does, however, mean that the claim that it is the cornerstone of modern experimental biology will be met with quiet skepticism from a growing number of scientists in fields where theories actually do serve as cornerstones for tangible breakthroughs.
I also examined the outstanding biodiscoveries of the past century: the discovery of the double helix; the characterization of the ribosome; the mapping of genomes; research on medications and drug reactions; improvements in food production and sanitation; the development of new surgeries; and others. I even queried biologists working in areas where one would expect the Darwinian paradigm to have most benefited research, such as the emergence of resistance to antibiotics and pesticides. Here, as elsewhere, I found that Darwin's theory had provided no discernible guidance, but was brought in, after the breakthroughs, as an interesting narrative gloss.
In the peer-reviewed literature, the word "evolution" often occurs as a sort of coda to academic papers in experimental biology. Is the term integral or superfluous to the substance of these papers? To find out, I substituted for "evolution" some other word – "Buddhism," "Aztec cosmology," or even "creationism." I found that the substitution never touched the paper's core. This did not surprise me. From my conversations with leading researchers it had became clear that modern experimental biology gains its strength from the availability of new instruments and methodologies, not from an immersion in historical biology.

Перевод:

Несмотря на эту [отсутствие переходных форм до Кембрия — ] и другие проблемы, современная форма дарвиновской теории получила повсеместное признание, поскольку, как утверждается, она является краеугольным камнем экспериментальной биологии. Но так ли это? А. Уилкинс, редактор журнала BioEssays, писал в 2000 г. следующее: "Несмотря на то, что большинство биологов, вероятно, согласятся с утверждением Ф. Добржанского, что "в биологии все имеет смысл только в свете эволюции", многие из них вполне обходятся в своей работе вообще без какой-либо привязки к эволюционным идеям. Эволюция кажется незаменимой в качестве объединительной идеи, однако без неё можно прекрасно обойтись." Я тоже так думаю. По крайней мере, что касается моих исследований антибиотиков во время Второй мировой войны, они вообще никак не опирались на выводы из дарвиновской теории. То же самое справедливо и в отношении открытия Александром Флемингом ингибиционного эффекта пенициллина у бактерий. Я недавно опросил более 70 выдающихся исследователей на предмет того, оказывает ли теория эволюции Дарвина вообще сколь-нибудь заметное влияние на их исследования. Все ответы были одинаковы: никакого. 

[...]

Дарвиновская теория – какими бы ни были её достоинства – бесполезна для экспериментальной биологии. Это становится особенно ясным при сравнении её с другими научными моделями, например, с моделью атома [вероятно, имеется в виду модель Резерфорда 1911 г. — ], которая повлекла за собой важные следствия в химии материалов, выразившиеся в создании на её базе новых искусственных соединений с полезными на практике свойствами. Это не означает, что дарвинизм тем самым опровергнут. Однако это значит, что утверждение о краеугольности дарвинизма для экспериментальной биологии будет встречать молчаливое недоверие всё большего числа ученых, работающих в тех областях, где другие теории действительно служат базой для ощутимых прорывов. Я проанализировал все наиболее выдающиеся открытия за прошедший век: открытие двойной спирали, открытие функции рибосомы, секвенирование геномов, исследования в фармакологии, пищевой промышленности, гигиене, хирургии и пр. Я даже опросил биологов, работающих непосредственно в тех областях, в которых можно было ожидать, что дарвиновская парадигма могла бы принести наиболее ощутимую пользу, например, в области антибиотиков и пестицидов. Однако и там я не увидел, чтобы дарвинизм был бы сколько-нибудь полезен. Напротив, дарвиновское обрамление всегда привносилось после совершения открытий с целью придания глянца. Слово "эволюция" часто повторяется в качестве рефрена в рецензируемых источниках по экспериментальной биологии. Но действительно ли оправдано столь частое его употребление? Для того, чтобы получить для себя ответ на этот вопрос, я заменял в статьях слово "эволюция" на какое-либо иное, например, на "буддизм", "космологию ацтеков" и даже "креационизм". Я обнаружил, что такие замены вообще никак не меняли смысл изложенного в этих статьях. И это меня ничуть не удивляло. Из моих личных бесед с ведущими исследователями мне стало ясно, что современная экспериментальная биология обязана своей мощью использованием нового инструментария и методов, а не погружением в контекст исторического развития биологической науки.  

Dr Philip Skell, Why Do we invoke Darwin? (Для чего мы привлекаем Дарвина?): The Scientist, 2005, Aug. 29. Перевод мой

Примечание: Профессор Ф. Скелл подписал в своё время известную петицию, призывающую мировое научное сообщество к пересмотру теории Дарвина.

No comments:

Post a Comment