Friday, 20 September 2013

Плохой хороший креационизм

Астрономия — вещь немудреная: можно и посредством чтения
узнать доступное для всех... В выходящих в настоящее время 
книгах такого рода можно запутаться. То беда, что
астрономы наши к фактам прилепляют свои теории
и большею частию путают и попадают в ложь, 
противную слову Божию. Сего надобно опасаться.

свт. Феофан Затворник. Письма о христианской жизни.


Сегодня мне бы хотелось высказать свои соображения по поводу термина "креационизм". По данному вопросу существует разброс мнений, поэтому на нем стоило бы остановиться.

Я считаю, что креационизм в чистом виде вполне научно корректен, если под креационизмом иметь в виду следующую позицию. 

Креационизм в чистом виде утверждает, что при определенных условиях, в принципе, возможно строго научными методами с достаточной достоверностью распознать высокую вероятность вмешательства агента (лица, принимающего решения) в конфигурацию того или иного объекта исследования. Более того, без категории выбора, осуществляемого лицом, принимающим решения, невозможны корректная постановка вопросов и адекватное сегодняшнему уровню знаний решение ряда проблем, стоящих перед кибернетикой, биоинформатикой и другими дисциплинами. В этом смысле креационизм как отказ от узко понимаемого натурализма, всилу причин философского, а не научного характера, ограничивающегося лишь категориями случая и закономерности при изучении явлений окружающего мира, вполне правомерен.

Однако необходимо согласиться с большинством специалистов, сегодня уже де факто использующих термин "креационизм" для обозначения совершенно иной позиции.

Креационизм "де факто" допускает использование в качестве доказательной экспериментальной базы свидетельств священных текстов той или иной религиозной системы и апелляцию к их авторитету в научной деятельности. 

Рис.1. Соотношение научного метода и религиозно-философского базиса. Демаркационная линия показана зеленым.
Этот второй тип креационизма я считаю соврешенно методологически неверным и даже крайне вредным в диалоге между ученым сообществом и верующими. Серьезный добросовестный ученый никогда не примет эту методологическую подмену. Однако эта подмена и не нужна. Если мы говорим о Христианстве, то авторитет Священного Писания Ветхого и Нового Заветов носит совсем не научный характер, несмотря на объективность богооткровенной истины, содержащейся в нем (а может быть, и именно всилу этой объективности). Апелляция к Ветхому завету в ходе естественно-научных исследований неубедительна. Что не менее важно, мы не имеем также никакого права низводить Христианское Откровение в разряд "эмпирики", чего-то подсобного, руководствуясь какими-то сиюминутными целями вроде однодневных побед в религиозно-философской полемике с научными работниками и т.д.

Cвященное Писание Христианства не является сводом естественно-научных текстов. При этом, разумеется, вполне допустимо его корректное использование, но лишь в качестве интерпретационного репера или, в более узком смысле, в качестве исторических свидетельств в том, что касается истории конкретных личностей или народов. Авторитет Священного Предания Церкви настолько велик, что никакая научная деятельность ни в какое сравнение с ним не идет. Поэтому я считаю наивными как попытки некоторых верующих ученых строить научные модели, изначально основываясь на Откровении, так и потуги обскурантов-эволюционистов что-то такое "опровергнуть". 

По вопросу о нужности попыток примирения научной картины и Христианского Откровения я соглашусь с мнением о.Геория Маскимова (см. его статью "Тупик православного эволюционизма"), видящего главную проблему в том, что в то время как, согласно Откровению, начало бытия мира (а также жизни и, в конечном итоге, человека) сопряжено с неизъяснимой тайной и является принципиально сверхъестественным, наука пытается сформировать естественную картину, что вполне объяснимо, но, к сожалению, с точки зрения логики, представляет порочный круг. Человек, имеющий правильную ценностную иерархию, не будет смущаться неизбежными нестыковками Христианского религиозного взгляда и текущей научной картины, отдавая безусловное предпочтение первому в ущерб второй, тем более, что в вопросе начала наука неизбежно пускается в область гипотез и спекуляций.

Религиозно-философские построения составляют и вполне имеют, на мой взгляд, право составлять интерпретационный базис науки, при этом оставаясь за демаркационной линией (см. рис.1). Это обстоятельство никогда нельзя упускать из в виду. Иначе неизбежны ошибки, подобные атеистическому материализму или креационизму во втором смысле этого слова. Ввиду того, что слово "креационизм" фактически было скомпрометировано недобросовестным отношением к проблеме, причем с обеих сторон: со стороны непримиримых верующих эволюционистов и со стороны верующих креационистов, я полагаю необходимым совершенно от него отказаться и использовать иную терминологию.

Безусловно, сама религиозная мысль может служить и для многих служит мотивацией в научной деятельности, что вполне оправдано, но это уже совершенно иной вопрос. Мы можем и должны использовать внутреннюю силу Откровения в деле свидетельства непреходящей духовной силы Христианства, раскрывая перед учеными существование глубокого смысла как в нашей жизни, так и в мироздании, заложенного Творцом.

Литература 


  1. диакон Георий Максимов. "Тупик православного эволюционизма".

No comments:

Post a Comment