Monday, 28 April 2014

"Мистагогия" прп. Максима Исповедника о связи чувственного и умопостигаемого

Ранее в презентации по вопросу свидетельств науки относительно тварности мира я высказал тезис о том, что видимый мир, в силу своих свойств, заложенных Творцом, может быть подвергнут научному анализу, что нельзя сказать в той же степени о мире умопостигаемом (в терминах прп. Максима Исповедника). Метафизическое обоснование самой возможности научного анализа заключается в иконичности слова: Бог творит Самоипостасным Словом Своим мироздание и человека, которого наделяет Своим образом, проявляющимся, в том числе, в даре слова и, следовательно, в возможности познания мира. 

На языке науки это означает, что во всех физических явлениях окружающего мира проявляются некоторые базовые, нефизические, абстрактные свойства реальности. Удивительным следствием этого является возможность применения принципов семиотического анализа текста в процессе познания мира. Здесь собственно научное познание соответствует синтаксическому анализу отношений явлений между собой без анализа природы, в то время как  семантика и прагматика своеобразного "текста мироздания" являются предметами преимущественно религиозного синтеза. 

Поскольку этот тезис вызвал вопросы, здесь я привожу в качестве подкрепления пространную цитату прп. Максима из его "Мистагогии". Здесь святой рассуждает о том, что Церковь есть образ мироздания и наоборот, а также о том, что Церковь есть образ и изображение Бога. Следовательно, мир, в некотором смысле, являет отражение славы Сотворившего его. Итак, наконец, цитата (особенно важное я выделил полужирным шрифтом). 

Переходя ко второму уровню созерцания, старец говорил, что Святая Церковь Божия есть образ и изображение целого мира, состоящего из сущностей видимых и невидимых, потому что в Ней наблюдаются те же самые различие и единство, какие существуют в нем. Ведь если рассматривать церковь с точки зрения зодчества, то она, являясь единым зданием, допускает различие в силу особого назначения своих частей и делится на место, предназначенное только для иереев и служителей, которое называется у нас алтарем, и место, доступное для всех верующих, именуемое у нас храмом. Но, с другой стороны, она остается единой по ипостаси, не допуская разделения своих частей, [могущее произойти] вследствие различия их между собой. И возводя эти части к своему единству, она освобождает их от выраженного наименованиями различия, являя тождество этих частей. Еще церковь показывает, что есть каждая часть для самой себя, когда существует взаимосвязь обеих частей. Ибо храм есть алтарь в возможности, поскольку он освящается, когда священнодействие восходит к своей высшей точке. И, наоборот, алтарь есть храм, действительно обладая им, как началом своего тайнодействия. Церковь же и в алтаре, и в храме пребывает единой и той же самой. 
Подобным образом и весь мир сущих, получивший начало от Бога, делится на умопостигаемый мир, образованный из умных и бесплотных сущностей, и на здешний мир, чувственный и плотский, который величественно соткан из многих видов и природ. И образ бытия нерукотворной Церкви мудро проявляется посредством этой рукотворной: горний мир в ней — словно алтарь, посвященный вышним силам, а мир дольний, предоставленный тем, кому выпала на долю жизнь чувственная, подобен храму. При всем том, мир — един и не разделяется вместе с частями своими; наоборот, путем возведения к своему единству и неделимости, он упраздняет различие их, происходящее от природных особенностей этих частей. Ведь они, неслиянно чередуясь, являются тождественными самим себе и друг другу, показывая, что каждая часть может входить в другую, как целое в целое. И обе они образовывают весь мир, как части образовывают единство; в то же время, они образовываются им, единообразно и целокупно, как части образовываются целым. Для обладающих [духовным] зрением весь умопостигаемый мир представляется таинственно отпечатленным во всем чувственном мире посредством символических образов. А весь чувственный мир при духовном умозрении представляется содержащимся во всем умопостигаемом мире, познаваясь [там] благодаря своим логосам. Ибо чувственный мир существует в умопостигаемом посредством своих логосов, а умопостигаемый в чувственном —посредством своих отпечатлений. Дело же их одно и, как говорил Иезекииль, дивный созерцатель великого, они словно колесо в колесе(Иез. 1:16), высказываясь, я полагаю, о двух мирах ". Опять же божественный Апостол говорит Ибо невидимое Его... от создания мира чрез рассматривание творений видимы (Рим. 1:20). И если невидимое зрится посредством видимого, как написано, то для преуспевших в духовном созерцании легче будет постигнуть видимое через невидимое. Ибо символическое созерцание умопостигаемого посредством зримого есть одновременно и духовное ведение и умозрение видимого через невидимое . Ведь сущие, делающие явными друг друга, должны всегда иметь истинные и ясные отражения один другого, и связь между ними должна быть незамутненно чистой.

Литература

1. прп. Максим Исповедник. Мистагогия.

No comments:

Post a Comment