Tuesday, 3 April 2012

О "Кибернетическом Манифесте"

В интернете выложен интересный документ под названием "Кибернетический Манифест" (авторы: покойный Валентин Турчин и Клифф Джослин, см. здесь). Мне бы хотелось сказать о нем несколько слов. Особо подчеркну, что я намереваюсь критиковать не лично авторов, один из которых уже умер, а их взгляды.

При прочтении подобных текстов прежде всего поражает полный отрыв от реальности и витание в облаках. Но ученый - не писатель-фантаст и должен обладать чувством реальности и быть ответственным. Манифест начинается с постановки серьезных философских вопросов о смысле и цели нашего бытия, что и привлекло мое внимание к нему. Однако не могу отделаться от ощущения пустоты после его прочтения. Вопросы так и остались вопросами. Дефективность эволюцизма как философии (с этических, нравственных и телелогических позиций) и особенно неспособность авторов увидеть это оставляют тягостное впечатление. Ощущение такое, что восприятие авторов застряло в детском возрасте где-нибудь годах в 60-х, во времена наивной безграничной веры в возможности человеческого разума, а ведь текст написан в начале 90-х.

Я бы, наверное, не стал тратить время - читателей и свое - на разбор "Манифеста", если бы не следующее поистине ужасающее обстоятельство. Всякое наукообразное нагромождение слов перестает быть лишь безобидным симулякром, как только написавший его начинает рассуждать о судьбах людей. Авторы "Манифеста" росчерком пера зачисляют часть человечества в "эволюционный планктон". А ведь нацизм и прочие прелести всевозможных теорий прогресса начинались в головах ученых. И проходить мимо таких "творений" теперь, в XXI веке, нам нельзя. Мы говорим все о том же хрестоматийном вопросе Раскольникова: тварь ли я дрожащая или право имею? Планктон ли я эволюционный или сверхчеловек, супер-пупер-киберсистема? Страшно становится от мысли, что находятся некоторые ученые, которых XX век ничему не научил.

А теперь упомянем некоторые частности.
  • Странно, что авторы, признавая необходимость влияния на кибернетическую систему извне для осуществления того, что именуется в тексте метасистемным переходом, не замечают, что природа не в состоянии сама осуществить этот переход. Для этого потребны кибернетическое управление и телеологическая интенция, чего неживая природа напрочь лишена. Это может быть реализовано лишь интеллектом. Никакой новизны неживая природа сама собой создать не может в принципе, так как она инертна по отношению ко всяким метапереходам, к телеологии, управлению и пр. и предоставляет системе лишь ограничения. А фантазия авторов "Манифеста" не может служить подтверждением его ошибочных положений. 
  • Утверждение, что онтогенез есть повторение филогенеза, не соответствует действительности и некорректно с научной точки зрения.
  • Разговор о критериях добра и зла не имеет смысла без привлечения метафизики. Той самой, с которой спешат распрощаться авторы. Что же предлагается взамен метафизики? Вера в то, что ты - эволюционный планктон - можешь "подняться" до состояния сверхчеловека.
  • Что такое этот сверхчеловек и ради чего это должно делаться? Эволюционизм - не тот инструментарий, который может предложить какой-то серьезный ответ на вопрос о цели и смысле бытия. Неспособность видеть это порождает подобные уродливые теории. 
  • На таком извращенном фундаменте авторы предлагают строить новую метафизику, изобретая священное (reinventing the sacred, по выражению Стюарта Кауффмана), метафизику всецело посюстророннюю, локальную, лишенную вечности и абсолютно антропоцентричную, что является логической нелепостью. Если в мировых религиях речь идет о божественном в человеке, то дилетантско-наукообразная лжеметафизика "Манифеста" предлагает нам конструирование божества по образу падшего человека. В этой натур-метафизике нет места поистине священному. Здесь заправляет смерть, которая, по признанию самих же авторов, существенно необходима эволюции и которую человеческая личность преодолеть не в состоянии. Бессмертие мыслится лишь в перспективе тотальной эволюции всего, направленной вникуда и лишенной всякой цели и смысла. При этом глубокие проблемы человеческой личности редуцируются до проблем мозга и физиологии.
  • То, что религия померкла перед ложно понимаемым знанием лишь в сознании авторов, "Манифест" пытается спроецировать на все человечество. 
  • Личность человека сотворена Личностным Богом и потому священна и неприкосновенна как несущая в себе Его образ. Всякие же теории о создании человеческих сверхличностей стиранием межличностных границ вредны и чрезвычайно опасны.
Не знаю, как Вам, уважаемые читатели, а мне такое планктонное бессмертие не нужно. Мне нужно общение с Любящим Богом, сотворившим этот мир, искупившим грех человека Самим Собою и освящающим нас Своею благодатию.

No comments:

Post a Comment